English

"Жила-была одна баба" - премьера в Тамбове

"Жила-была одна баба" - премьера в Тамбове

Уважаемые коллеги!

Спешим сообщить, что завтра, 28 сентября, в Тамбове состоится премьерный показ фильма Андрея Смирнова "Жила-была одна баба".

О том, что премьерный тур фильма начнется именно в Тамбове было решено еще во время съемок картины, которые проходили в Тамбовской области, где и развивались драматические события фильма.
Фильм представят режиссер Андрей Смирнов и исполнительница главной роли Дарья Екамасова, а также сопродюсер и супруга режиссера Елена Смирнова.

В областном центре показ начнется в зале "Фестиваль парка" в 12:00, в кинотеатре "Родина" в 15:00. К вечеру картина "Жила-была одна баба" доберется до Мичуринска. Там фильм покажут в кинотеатре "Октябрь" в 19:00.
 
В прокат фильм Андрея Смирнова "Жила-была одна баба" выходит 27 октября 2011 года.
 
Также планируются премьеры в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Самаре, Омске, Казани, Челябинске, Ростове-на-Дону, Уфе, Волгограде.

Материалы для СМИ: постер, фото, трейлер

СМИ о фильме "Жила-была одна баба":

Журнал "Эксперт", Антон Долин: " ...Крупнейший бунт крестьян против советской власти, подавление которого ознаменовало и финал Гражданской войны, и начальный этап уничтожения крестьянства как класса, ни разу не становился материалом для значимого художественного текста — литературного ли, кинематографического ли. Недаром Смирнов, кроме исторических источников, ссылается на классику: Лескова, бунинскую "Деревню", чеховских "Мужиков". Это и понятно: само восстание — лишь кульминационный эпизод картины, сделанной в редком и трудном жанре фундаментального киноромана (чисто жанровые, не содержательные аналоги — "Угрюм-река", "Сибириада", "Тихий Дон"). Речь, как явствует из заголовка, о частной судьбе женщины, прослеженной от 1909-го до 1921 года. Теперь вопрос: зачем сейчас — и об этом? Ответ откроется любому внимательному зрителю: крокодиловы слезы по "России, которую мы потеряли" — результат лени и неинформированности, а еще непонимания того, как беспомощен и жалок человек перед лицом Истории. Это она бессмысленна и беспощадна, а не пресловутый русский бунт — осмысленный, но безнадежный... Фильм Смирнова дышит совсем другими чувствами: горечью об утраченном, нежностью к невидимому и любопытством. Последнее, пожалуй, важнее всего — это ключ к "археологии чувств", которой режиссер предается, пытаясь несуетно, тщательно и отстраненно воссоздать исчезнувший мир".

"Новая газета", Дмитрий Быков: "...Главной смирновской героине, Варваре, самое имя которой означает "чужая", "иноземная", — буквально негде жить: из деревни изгнали, хутор сожгли, грабят и насилуют все по очереди. Ни умозрений, ни метафор у Смирнова до самого финала нет — напротив, грубая вещественность, плоть, идеальное знание материала. Лейтмотивы — есть, да, без этого эпос не строится; чаще других повторяется реплика "Табя не спросимши" — универсальный ответ на все вопросы и претензии. Тут действительно никто никого не спросимши. Но именно эта среда — безусловно, дикая и почти беспросветная — порождает удивительные, ниоткуда, казалось бы, взявшиеся взлеты и чудеса. Именно здесь возможно столь сильное отторжение от этого вездесущего, всюду настигающего мира, — что на энергии бегства, на желании вырваться возникают небывалые типы, олицетворения русской святости. И Алексей Серебряков, сыгравший у Смирнова лучшую свою роль, именно таким — очень местным и притом совершенно нездешним — играет своего Давида Лукича. Героям и любить негде — они для этого в лес уходят; но война, хоть бы и крестьянская, на то и война, чтобы настигать всюду. Я не буду ничего пересказывать, да этого и не перескажешь, — но Смирнов снял не столько народную драму, сколько историю любви, в которой влюбленные, как и подобает в трагедии, обречены с самого начала. Просто у Смирнова за их гибель расплачивается весь мир, вполне эту расплату заслуживший".

Газета "Известия", Андрей Щигалев: "Таких масштабных фильмов на эту тему в России не снимали давно, если снимали вообще. И потому что дорого — проект Андрея Смирнова стоит $6 млн, и потому, что режиссеров, способных говорить на тему уничтожения русского крестьянства в Гражданскую войну, практически не осталось. Возможно, поэтому, когда смотришь фильм Смирнова, не покидает ощущение, что он выходит за пределы кинематографа, занимая территорию литературы. И смотреть его надо, как читают толстые романы классиков. Как "Красное колесо" Солженицына — долго и мучительно. С ним нужно жить, его надо пересматривать снова и снова. И через не могу, и через не хочу. Фильм Андрея Смирнова родом оттуда, из русской литературы. И вопросы, которые он ставит, все те же — проклятые...
Картина Андрея Смирнова сделана в пику любой идеологии — и той, где революция была рабоче-крестьянской, и любой другой, где дореволюционное прошлое России выглядит утраченным раем. По версии Смирнова, ген самоистребления заложен в нас самих, он как бомба замедленного действия. И наш русский апокалипсис случился в 1917 году. Не могло его не случиться. И если 1917-й — это конец, кто скажет, где начало".


"Новая газета", Лариса Малюкова: "... Андрей Смирнов под Тамбовом снимает фильм "Жила-была одна баба" - эпическую картину гражданских битв на полях российской истории. Два обстоятельства превращают обычную кинематографическую новость в событие. Первое. Признанный мастер, автор "Ангела", "Белорусского вокзала", "Осени" не снимал 30 лет. Второе. Судьба русского крестьянства, ввергнутого в водоворот Гражданской войны, история Тамбовского восстания (в советских учебниках спешно прозванного Антоновским бунтом), звериной расправы над крестьянами - хоть и описывались писателями и историками (в том числе и Солженицыным) – так и осталась для российского общества неосмысленным, неотрефлексированным, не прочувствованным, не понятым уроком истории".

27.09.2011